Предупреждение
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 986

Лидчанка написала книгу о Валентине Тавлае Избранное

Анастасия Колодяжная (на фото) –  научный сотрудник Лидского историко-художественного музея. Уже более 10 лет она занимается исследовательской деятельностью, а сфера интересов Анастасии  Александровны – история. В поисках исторической истины она анализирует архивные документы, артефакты, общается со свидетелями тех или иных событий, которые уже канули в Лету. Словом, она собирает и систематизирует информацию, которая очень важна и для музея, и для города, и для наших потомков. Она впервые собрала информацию о 56-ой стрелковой дивизии, которая базировалась в Лиде, о Лидском аэродроме и партизанском отряде им. Ворошилова.  Труд Анастасии Александровны, к слову, был высоко оценён на городском уровне. На минувшей неделе научному сотруднику была вручена почётная грамота от руководства района как человеку, который внёс немалый вклад в развитие города.

Однако у нас был ещё один повод встретиться с Анастасией Колодяжной. Мы просто не могли не отметить на страницах печати тот факт, что книга, написанная ею, недавно вышла в свет. Посвящено издание личности яркой и многогранной, но несправедливо забытой современниками – Валентину Тавлаю.

– Поначалу я стала собирать данные об этом человеке для себя. Общалась с теми, кто его помнил, с родственниками и близкими. Потом написала экскурс. И обнаружила, что информация, собранная мною, вышла за рамки просто научной работы.  К тому же, мне удалось найти более ста фотоснимков Тавлая и всего, что с ним связано, и все они теперь являются иллюстрациями в моей книге. Так родилась книга «Этапы жыццёвых дарог», – рассказывает Анастасия Александровна.
В Лиде именем Валентина Тавлая названа улица, мемориальные доски в его честь открыты на двух зданиях города, есть литературный музей, названный «Домик Тавлая», но лидчане мало знают об этом человеке. Кем он был на самом деле: писателем, поэтом, общественным деятелем, литератором? Все эти определения имеют отношение к этой исторической персоне. Но, в первую очередь, он был человеком горячо влюблённым в Беларусь. Он всеми силами боролся за её национальную независимость и свободу всю свою короткую, но яркую жизнь.

С Лидой у Валентина Тавлая связано два периода жизни. Будучи маленьким мальчиком, в 20-е годы прошлого столетия он приехал в наш город вместе с отцом, который работал на железной дороге. Учился в школе №5, она тогда находилась в окрестностях Лидского замка. Потом отца уволили, как в те годы водилось, по причине того, что мужчина не был поляком по национальности. И семья отправилась жить в деревню Рудавка. Стараниями отца Тавлая, активиста по своей природе, в 30-е годы в этой сельской местности была открыта начальная школа. Её выпускником был и Валентин, который, получив начальное образование, без проблем поступил в Слонимскую учительскую гимназию. Учился молодой и очень амбициозный парень на «отлично». Однако его нрав не был кротким, и патриотические наклонности юный максималист скрывать не хотел. Когда учитель гимназии, заполняя его личную анкету, спросил Тавлая о национальности, языке и семье, Валентин ответил: «Я – белорус, вырос в белорусской семье, живу в Белоруссии и говорю по-белорусски». В те времена этого оказалось достаточно, чтобы лучшего студента на курсе отчислили.

Но долго скучать без учёбы парень и не собирался. Вскоре он поступил в Виленскую белорусскую гимназию, которая и стала для него настоящим храмом науки. Сейчас бы такое заведение назвали институтом свободных нравов. Тут он в полной мере проявил и свои способности объединять людей вокруг себя, и смог реализовать свой литературный талант. Вместе с другими студентами он организовал комсомольскую  ячейку, выпускал студенческую газету, опубликовал свои первые произведения, где в открытую провозглашались революционные идеи. Валентин Тавлай был лидером, за свои коммунистические взгляды и поплатился. Был исключен и отправлен под надзор полиции в свою деревню. За праздник  с революционными лозунгами и флагами, который он провел в деревне, снова был осуждён. Тогда подпольщики, чтобы уберечь его от ареста, отправили молодого революционера в Восточную Белоруссию – в истинно советское государство. Там он жил творческой жизнью, печатался в газете «Звезда», сначала под псевдонимом, потом, подумав, что освободился от полицейского надзора,  под своей фамилией. По ней его быстро и вычислили. А когда он возвращался на родину, чтобы  возглавить в Западной Белоруссии независимую газету, то едва смог избежать поимки. Впрочем, ненадолго… 

Семь лет своей молодости Валентин Тавлай просидел в тюрьмах: в Виленской,  Гродненской  и даже Лидской.

В биографии Тавлая много белых пятен. Неизвестно,  кто помогал ему в его борьбе за установление независимой Белоруссии. Не всё удалось узнать. Доподлинно известно, что Валентин Тавлай жил с семьёй до Великой Отечественной войны в районе современной ул. Труханова, старые дома в этом районе сгорели в войну. В Лиде Валентин  женился в первый раз на молоденькой адвокатессе еврейского происхождения Стере Бранд. Работал в газете «Уперад».

В войну Тавлай работал в Новогрудке, женился второй раз на студентке кинематографического института. В этом браке у него родилась дочь Галинка, которой Тавлай дал именно такое имя.

Когда закончилась война, Тавлай уехал в Минск и полностью посвятил себя идее открытия музея Я. Купалы.

В последние годы жизни он очень много работал. Об этом вспоминает его сводная сестра Нина: « Мне кажется, что он никогда не спал. Помню днём он всегда сидел за бумагами, вечером тоже, и даже ночью настольный свет в его комнате не угасал».

Он много общался с литературной интеллигенцией Белоруссии тех лет. В его доме частыми гостями были Янка Брыль, Кондрат Крапива. Именно такую атмосферу творчества запомнила его дочь Галинка.
За свою жизнь Тавлай написал немного произведений. На литературную деятельность у него просто не было времени, ведь вся его жизнь была скорее борьбой за идею. Но стихи и поэмы, которые остались после его смерти, сегодня высоко оценены критиками.

Свои лучшие произведения Тавлай написал, находясь в тюрьмах. Читал стихи для тех, кто делил с ним нары и никогда не помечал строчки на бумаге, а говорил: «Все стихи в моей голове».

И только незадолго до смерти стал  переживать, что ничего не оставит после себя. И тогда принялся записывать то, что было им создано ранее.

Из воспоминаний супруги Тавлая: «Он даже ночью вскакивал с постели и в темноте записывал строчки из стихов, которые были сочинены ещё в тюрьме».  Эту процедуру он сам называл «вытряхиванием стихов из головы».

Тяжёлая жизнь Валентина Тавлая и то, что он очень много работал без отдыха, сказалось на его здоровье. Он умер в Минске в 1947 году  в возрасте 33 лет.

Вероника Богатова

Последнее изменениеПятница, 07 августа 2015 12:08
Наверх

Принеманские вести

 © 2009-2019 Принеманские вести. Все права защищены. 
Полное или частичное использование материалов газеты и сайта допускается только с разрешения редакции.

Яндекс.Метрика

Принеманские вести. 2019

Войти на сайт через социальные сети.