«Работа незаметная, но ее мы можем слышать – а это многого стоит» Поговорили с органистом

«Работа незаметная, но ее мы можем слышать – а это многого стоит» Поговорили с органистом
Пан Ян Бирук поет и играет на органе для прихожан Фарного костёла в Лиде, а еще он вместе с минским мастером работал над восстановлением старинного инструмента – такая возможность есть не у каждого музыканта!

 – Пан Ян, расскажите о себе. 

– Мне 53 года, я военный пенсионер. После выхода на пенсию появилось свободное время. Это хорошая возможность попробовать что-то новое в жизни. Ты можешь заниматься тем, что тебе нравится, к чему лежит душа, а не только тем, что деньги приносит. К тому же, уже есть некий финансовый фундамент и есть мечта. А на пенсии больше времени и возможностей эту мечту воплотить в реальность. Специально я не учился играть на органе, вообще я духовик – окончил наше Лидское музыкальное училище по классу кларнета. 

– Вы сказали, что пришли в костёл, когда орган восстанавливали. Расскажите подробнее, как все происходило?

– Я пришел в костел как раз тогда, когда здесь шли работы по восстановлению органа. Все время с февраля по август 2021 года я помогал с реставрацией инструмента. Над восстановлением работал органолог Алесь Бурделёв. Вдохновленный человек, энтузиаст со знанием дела. Многие органисты знают его лично, не по интернету, и поддерживают с ним контакт. По всем вопросам, которые касаются органного дела, можно обратиться к нему. Мне было интересно работать с ним во время реставрации. И он тоже был рад знакомству, совместному труду, рад был поработать над органом в нашем костёле. Я до этого никогда этим не занимался, но приспособился, и все получилось. Мастер приезжал чаще всего по субботам, по возможности, делал все, что нужно. А я в течение недели выполнял какие-то задачи, которые понимал и без которых дальше нельзя было продвинуться, а сам мастер просто физически не успевал охватить всю эту большую работу. Я всегда был рядом, поэтому знал, что нужно делать. Что-то где-то почистить, подклеить войлок, много работы руками. Наш орган пневматический. Воздух подается под давлением, открываются мембраны – вот их нужно было заменить. Это была очень тонкая и скрупулезная работа, которая незаметна внешне, но без нее нельзя. 

20220711 101311 новый размер

– Вы не пианист? Получается, играть на органе не учились?

– Такого глубокого мастерства органиста тут ведь особо не требуется. Достаточно гармонично влиться в процесс службы и поддержать ее музыкальным сопровождением. В училище был общий курс фортепиано, тех знаний и умений, что я из него вынес, для этой роли пока достаточно. Если у тебя есть музыкальный слух, ты можешь спокойно гармонизовать мелодию. Конечно, во время учебы мы изучали творчество композиторов, которые писали произведения для органов. Тогда меня особо это не задевало и не интересовало. Но когда ты своими глазами видишь, как это делается, прямо сталкиваешься с инструментом – это другое. Орган – это уникальный инструмент по ширине диапазона. Что-то подобное сложно найти среди других инструментов. 

– Значит, вы решили попробовать свои силы здесь, в костёле. Не страшно было впервые садиться за инструмент?

– Вообще сам по себе я не концертник и даже не пианист, так у меня сложилась жизнь. Я попробовал себя в разных сферах, но потом узнал, что в нашем костёле нет органиста – предыдущий уехал в Польшу. Стало тихо, а в костёле не должно так быть, люди должны петь под орган. Я сам бывал на мессах без органа, и хочу сказать, что после них в душе оставалась неудовлетворенность, будто чего-то не хватало. После отъезда органиста в костёле пела женщина, которая знала меня, и однажды она попросила меня сыграть во время одной из месс. В первый раз мне было очень волнительно, потому что я чувствовал огромную ответственность. Но я согласился, у меня получилось, сыграл. Вы знаете, это огромная разница – прийти в костел как прихожанин и приходить на работу с чувством ответственности перед всеми людьми.

– Орган – это множество клавиш, регистров, настроек. Голова кругом! Долго ли вы тренировались, чтобы привыкнуть к инструменту?

– Главное – практика. Был момент, когда я сразу не знал, как сбалансировать звук. Иногда орган у меня звучал интенсивно и громко, и я не знал, как его успокоить. Но для всего нужна практика и терпение, и все получится. Помогает рефлексия и работа над собой. Не нужно успокаиваться и останавливаться на достигнутом. Нужна здоровая самокритика, где-то самокопание. Уверен, что не надо давать слабости и неуверенности завладеть собой. Сходу нельзя найти эту гармонию клавиш – это приходит со временем, работая. Теперь это мне понятно, и я уже знаю наилучшие варианты звучания. У нас же нет такого широкого репертуара, как у концертников, и нет проблем в том, чтобы заучить, чтобы все звучало идеально. Это ежедневное повторение практически одинакового репертуара, все отточено. 

– Получается, вы не мирской музыкант и концертность вас не привлекает?

– Сам по себе инструмент орган задумывался и создавался с главной целью – для служения в костёле во время мессы. Он нужен, чтобы создавать соответствующее настроение для прихожан. Когда люди поют, его роль быть аккомпанементом – это лучший инструмент для пения в храме. А концтертность пошла как дополнительное ответвление, как самостоятельное искусство. 

– Но репертуар в костёле есть. Он утвержденный?  А что-то новое можно сыграть?

20220711 100511 новый размер

– Репертуар в костёле многообразен, для всех канонических праздников он свой, и нужно все выучить, запомнить, все знать. С этим мне помогают ксендзы и сестры законные в костёле, я очень им благодарен. Я всегда могу к ним подойти, посоветоваться, что-то спросить, и мне помогут. Если я чего-то не знаю, они мне подскажут. К тому же, у меня есть песенники, конечно же. Есть уже наработанный репертуар, но иногда хочется чего-то нового. Тогда листаешь песенники, находишь, разучиваешь и преподносишь это людям. Я разучиваю песню дома на своем синтезаторе, чтобы потом спеть ее в костёле прихожанам. Разница, конечно, существенная: как я дома ее учу и как я играю ее здесь, на живом инструменте. Это сложнее. Нужно ее еще наиграть несколько раз здесь, чтобы привыкнуть к воспроизведению и потренироваться, не раз и не два это сделать, чтобы все пошло по накатанной. 

– Наверняка особенно любимые песни у вас тоже есть?

– Есть песни, которые я бы пел и пел. Это не особый репертуар, просто есть такие, которые очень нравятся. Рождественские люблю, но их же не будешь петь постоянно. Вообще я всегда обновляю свой репертуар. Стараюсь разучить и спеть новую песню, не даю сам себе застаиваться и лениться, потому что лень – это основа всех остальных человеческих бед.

20220711 101803 новый размер

– Идеальная служба – это служба под орган. А можно ли попросить провести, например, венчание с музыкой?

– Конечно, так и должно быть! Музыка нужна нам в любые моменты жизни, как в радости, во время венчания, так и в печали. Музыка делает все эти моменты торжественнее, а это уже совсем другие ощущения.

Наверх

Logo PV

 © 2009-2022 Принеманские вести. Все права защищены. 
Полное или частичное использование материалов газеты и сайта допускается только с разрешения редакции.

Яндекс.Метрика

Принеманские вести. 2019

Войти на сайт через социальные сети.