«Моя ностальгия по СССР»

|||| |||| ||||
Эта большая статья будет интересна людям, которые родились в 60-80-е годы, и тем, кто не имеет никакого понятия о том, что значит жить в СССР. На примере одного колхоза и его руководителя я постараюсь передать атмосферу того, как жили и работали в то время. И что бы кто ни говорил, найдётся много людей, которые скажут: «Это действительно было так!»

В 1979 году после окончания военного училища я попал по распределению в учебный гвардейский полк БМП им. Латышских стрелков, который дислоцировался в пос. Адажи Рижского района, в 15 км от Риги. Полком уже 8 лет командовал легендарный полковник Клёкта. За время его командования МО СССР на базе полка трижды проводило сборы — учения командующих округов, армий, корпусов, дивизий. Рядом с полком находился колхоз-миллионер «Адажи», руководил которым Альберт Эрнестович Каулс. 

Каулс и Клёкта дружили и всячески помогали друг другу. Два таланта, они притягивались как магниты. Командир полка послал меня с поручением к Каулсу в октябре 1979 года. Тогда и состоялась наша первая встреча. Альберт Эрнестович при знакомстве сразу предложил обращение без отчества (в Прибалтике это норма). Когда он узнал, что я родом из Западной Белоруссии, выразил оживление и пригласил проехаться вместе с ним по хозяйству. Бросалась в глаза его манера общения с людьми — доверительно-строгая. О каждом колхознике он знал очень много, вплоть до того, что человек любит и делает в свободное от работы время. Мы зашли в диспетчерскую — своеобразный штаб, откуда шли все распоряжения председателя. Неожиданно он спросил меня, что бы я сделал, чтобы все подразделения хозяйства охватить вниманием. Я ответил, что помимо селекторной связи неплохо было бы поставить мониторы-телевизоры, чтобы видеть, что делается на фермах, в цехах, МТС и т.д. Подвести телекамеры на диспетчерскую и в кабинет председателя. Надо было видеть Каулса! Он сразу загорелся и отпросил у командира полка меня на три дня для проработки этого вопроса. Через год, в 1981-м, система видеонаблюдения и связи стояла в хозяйстве.

Теперь только цифры и факты: в колхозе работала школа на 1000 мест с бассейном и обсерваторией, где был установлен серьезный телескоп для занятий астрономией. Телескоп был изготовлен в ГДР (Германия). Также здесь имелся спортивный комплекс с игровым залом на 900 посадочных мест, где позже играли сборные США и Латвии по баскетболу. В детском садике колхоза, который был рассчитан на 150 мест, на каждых 10 воспитанников полагался воспитатель и психолог-педагог. По утрам и вечерам можно было видеть автобус «Икарус», привозивший и уво-зивший дошколят в Ригу. Это были дети и внуки работников Совмина республики, которые предпочитали, чтобы их малыши обучались и воспитывались в Адажи. Еще бы! Ведь даже воспитатели, нянечки, повара, врачи садика получали тогда по 280-340 рублей в месяц и работали на совесть. Средняя зарплата инженера по стране тогда была 130-150 рублей. Для примера: билет на самолет рейсом Рига – Симферополь, Минск – Симферополь стоил 22-25 рублей, ужин в ресторане — 5-8 рублей, включая спиртное. Теперь сравните с вашими современными зарплатами… И сколько раз вы сможете полететь в Симферополь за свою получку?

На молочных фермах колхоза «Адажи» были сделаны комнаты отдыха для работников ферм. Здесь Рижская киностудия часто снимала эпизоды заграничной жизни героев — настолько хорошо был сделан дизайн помещений, где отдыхали после работы доярки. Вот вам и забота о простом трудящемся человеке.

Заместители у председателя были все с научными степенями. Большинство из них пришло в хозяйство по приглашению Каулса из институтов и университетов, где они были деканами. Уже тогда, в 70-80-е годы, Каулс понимал: чтобы двигать производство, нужны знания и умелые руки. Сейчас эти знания планомерно уничтожает ЕГЭ и переход с советской (читай, российской гимназической системы образования) на западные модели. Чтобы не быть голословным: наш выпускник советской десятилетки — это выпускник западного колледжа плюс несколько курсов их университета. Теперь у нас студенты 3-4 курсов институтов обладают уровнем знаний наших советских учеников 7-8 классов, а это печально. Извините, отвлекся от темы…

В колхозе имелась звероферма по выращиванию чернобурок и норок. Ее продукция славилась даже на международных пушных аукционах. Кстати, женщины, работавшие в хозяйстве, получали по 2-3 чернобурки бесплатно или по символической цене для своего гардероба раз в 2-3 года.

А теперь немного о жилищном вопросе. Вот здесь — внимание! Есть чему поучиться. Молодой семье выделялась 2, 3-комнатная квартира в многоэтажном секторе. Если член семьи — колхозник (он или она), оплата за квартиру — 50% от стоимости, сроком на 5 лет, с погашением стоимости каждый год на 10-15% за счет колхоза по итогам работы данной семьи в конце года. Если муж и жена — оба члены коллектива колхоза или дети колхозников и остаются работать в хозяйстве, то оплата символическая — и жилье переходит в собственность молодой семье через 1,5 года. Когда обоим супругам исполняется по 40, они освобождают свою квартиру и взамен получают коттедж на 5-6 комнат с приусадебным участком на 20 соток и гаражом на два авто. В семье, по замыслу Каулса, должно быть два автомобиля: семейный микроавтобус «Латвия» и индивидуальный — «Волга», «Жигули», «Москвич». Каулс был убежден, что колхозники после 40-летнего возраста должны жить уже не в квартирах, а в отдельных домах, где можно принять и детей, и внуков.

Согласитесь, правильный подход! Если у мужа и жены по 12-15 лет стажа в колхозе, то коттедж они получают бесплатно. Если недотягивали, то такая семья платила три года по 50-60 рублей в месяц и все!

Особое внимание уделялось учебе молодых специалистов и отдыху. Колхоз оплачивал семейные и индивидуальные путевки в Пицунду, Гагры, Сочи, Крым, Болгарию. И это при том что Балтийское море находилось в 17-20 км от «Адажи». Садись в машину — и через 10 минут ты отдыхаешь на пляже.

Зарплата колхозников и специалистов среднего звена — 380-450 рублей; инженерно-технического персонала, агрономов, зоотехников, комбайнеров, механизаторов — 520-750 рублей.

В хозяйстве была построена своя больница и поликлиника, чтобы не ездить в Ригу. Наоборот, приезжали из столицы на прием к врачам.

На Новый год ежегодно разыгрывалась колхозная лотерея в Доме культуры. Среди призов — автомобили «Волга», «Жигули», «Москвич»; мотоциклы — «Ява», «Урал», «Восход», «Юпитер», «Минск»; мопеды «Рига» и др. Телевизоры, пылесосы, магнитофоны, мебель, денежные призы — все за счет колхоза. Дети тянули из барабанов билетики, и тот, кто выигрывал, получал всё по-честному.

Каулс посылал бригады на Урал и Сибирь: поднимали топляк дуба, граба, кедра и др. Потом древесину отправляли в Данию и Голландию. Оттуда брали оборудование для своих ферм, новые семена зерновых культур и т.д. Ежегодно председатель командировал на учебу в техникумы и институты 5-7 молодых людей из числа детей колхозников, которые изъявили желание учиться и после учебы работать в «Адажи». Поступить и сдать экзамен нужно было самому, а вот дальше хозяйство платило этим ребятам 120-150 рублей в месяц в виде стипендии, чтобы они могли более эффективно овладевать знаниями, ходить в театры, музеи. Ибо такой разносторонне развитый специалист, по мнению Каулса, и сможет в дальнейшем стать настоящим инженером, техником, механиком. Никто из этих молодых людей не ушел в сторону, все после учебы возвращались домой, знали, что здесь их ждет высокооплачиваемая работа, уважение и чувство собственного достоинства в жизни, а после труда — интересный отдых.

В колхозе «Адажи» был построен один из первых в Союзе заводов по выпуску чипсов, сыро-молочный цех, винный завод, колбасно-мясной цех, где делали великолепные копченые изделия. В хозяйстве был открыт комбинат надомного труда, где трудились женщины не только из поселка Адажи, но и из Риги. Моя жена там отработала три года, получая за 4 часа работы в день на 10 рублей больше, чем я, лейтенант, пропадавший в части с утра до вечера.

Все подразделения колхоза работали слаженно и дополняли друг друга. И заслуга в этом была человека, который ими руководил.

После 1991 года всё рухнуло — не только в Адажи, но и по всей большой стране СССР. А сколько было таких «Адажи» по всему Союзу? Десятки. И возглавляли их очень достойные люди. Вот и сравните стиль тех руководителей с современными…

Рассказал я вам, читатели, не сказку, а быль, как жили простые люди в одном из уголков нашей большой страны 25 лет назад. Да, нет уже СССР, колхоза «Адажи» тоже не стало, умер в 2009 году Каулс, но память о нем живет!

А что мешает белорусам жить в глубинке, как в Адажи в 70-80-х годах прошлого века? Для этого все есть! Примеры — колхоз «Снов» в Несвижском районе или «Вертелишки» в Гродненском районе.

В большинстве народных былин в центре повествования труд. Это не случайно, так как достоинство человека определяется всегда умением трудиться. Пора показывать, как жили люди в Советском Союзе на самом деле. А то смотря телевизор и видя работы так называемых продюсеров, ничего, кроме тюремной камеры, лагерей, следователей НКВД, увидеть об СССР нет возможности. Пора сеять семена правды в почву, чтобы молодежь поняла — ничто, кроме труда, любви, добра и знаний, не способно победить зло. Пора возвращать всё лучшее, наработанное нашими отцами, и внедрять на практике в жизнь на селе, чтобы люди не бежали в города, а жили достойно в гармонии с природой.

С уважением к читателям, Владимир Ксенз

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.
Последнее изменениеСреда, 05 апреля 2017 14:54
Другие материалы в этой категории: « Как менялась Лида с 1984 года Аусвайс из прошлого »
Наверх

Принеманские вести

 © 2009-2019 Принеманские вести. Все права защищены. 
Полное или частичное использование материалов газеты и сайта допускается только с разрешения редакции.

Яндекс.Метрика

Принеманские вести. 2019

Войти на сайт через социальные сети.