Лидчанка сама придумала преступление и обвинила в нем подругу

Лидчанка  сама  придумала  преступление  и  обвинила  в  нем  подругу
Ну и наворотила дел Анжела*. «Я просто нетрезвая была…» – потом скажет эта 43-летняя женщина. Хотя ей понять нужно, что уже давно пора завязывать с пагубной привычкой. Ведь алкоголь – причина и других перипетий в жизни лидчанки.

...Старшему сыну женщины сейчас уже 20. Родила она его вне брака, но как единственный родитель должным воспитанием ребенка не занималась. Когда мальчику было 6 лет, Анжелу лишили родительских прав. Так она стала обязанным лицом и является им до сих пор, хоть сын уже и совершеннолетний. Набежала задолженность, нужно погашать – необходимую сумму высчитывают из без того небольшой зарплаты лидчанки.

Сейчас Анжела замужем и в браке родила еще троих детей. Но с алкоголем женщина так и не завязала, состоит на учете у нарколога.

За годы злоупотребления у лидчанки появилось немало знакомых по «интересам». Среди них – Марина, тоже женщина себе на уме.

Была уже полночь, когда она, выпившая, позвонила в квартиру Анжелы:

«Можно переночую у тебя? Некуда сегодня идти».

«Не проходной двор», – буркнул из другой комнаты хозяин квартиры.

Но Анжела пустила. Решила: плюс-минус один человек погоду в доме не сделает. У нее в тот день находился еще сводный брат.

Утром Анжела с мужем уехали на работу, по дороге отвели детей в школу и сад. Оставшиеся же гости почувствовали себя хозяевами положения и устроили застолье. Подтянулись к ним и двое знакомых мужчин Марины. 

Когда Анжела вернулась с работы, дома был только брат. К слову, пришла женщина уже «под мухой».

«Да, выпили немного с коллегами», – не отрицала она.

Стрелки на часах приближались к 12 ночи, когда в дверь снова позвонили.

«Опять Маринке что ли ночевать негде?..» – предположила Анжела. Дверь открыл муж. На пороге стояли трое – подруга и два ее знакомых, которые в тот день заглядывали в эту квартиру.

«А ну отдавай сумку! У меня там все документы были», – сразу заорала Марина.

«Какая сумка? Нет у нас ничего», – ответила Анжела, которая и в самом деле не видела сумку приятельницы.

«Если ты ее взяла, у тебя будут неприятности. И не переживай, твоим детям тоже проблемы обеспечим», – угрожали «телохранители» Марины.

«Хватит угрожать мне и моей семье! Я сейчас в милицию позвоню!» – после этих слов трое непрошеных гостей сразу ушли.

Анжела действительно набрала «102», но сообщила совсем не о скандале: «У меня 50 долларов украли. И я знаю, кто это сделал».

Вскоре в дверь квартиры снова позвонили – приехала милиция.

«Я пришла домой после работы и обнаружила, что с полки в шкафу пропали 50 долларов. Это Маринка, она у меня ночевала, а потом целый день еще в моей квартире просидела. Точно она, больше некому», – рассказывала Анжела правоохранителям. На этих же показаниях настаивала потом и следователю в РОВД.

Подозреваемая же Марина, когда ее вызвали на допрос, только ухмыльнулась:

«Доллары? У Анжелки? Откуда им взяться-то у нее?! Выдумала она все…»

Всякий заявитель, обратившийся в правоохранительные органы с сообщением о совершенном преступлении, обязательно пишет в своем заявлении фразу: «Об уголовной ответственности за заведомо ложный донос по статье 400 УК Республики Беларусь предупрежден». Казалось бы – излишняя формальность. Но иногда следователю приходится возвращаться именно к этим словам заявителя. И тогда наступает действительно крутой поворот в ходе следствия, меняющий его направление на противоположное: потерпевший вдруг превращается в подозреваемого или обвиняемого.

Так произошло и с Анжелой. Ее показания вызывали немало сомнений. Следователи видели – женщина врет. В итоге она сама во всем созналась:

«Никто не похищал деньги из квартиры, у нас даже никогда не было такой суммы. Все заработанные деньги сразу тратятся – на личные нужды, детей, коммуналку… Я все выдумала, чтобы отомстить Марине за то, что она меня в пропаже своей сумки обвинила. Была бы трезвая, так не поступила бы…»

Суд признал Анжелу виновной в заведомо ложном доносе о совершении преступления. Наказанием стал один год лишения свободы условно с испытательным сроком на один год**. Также в течение 6 месяцев женщина обязана уплатить уголовно-правовую компенсацию – 30 базовых (870 рублей). Это за то, что на место «преступления» пришлось дополнительно выбывать и следственно-оперативной группе для более тщательного разбирательства. Ведь женщина обратилась в милицию с серьезным заявлением – о совершении кражи из квартиры. Также суд назначил Анжеле принудительное лечение от алкоголизма…

Павел Саботковский, заместитель прокурора Лидского района,

Татьяна Жилинская, журналист

* Имена изменены по этическим причинам.

** Анжела остаётся на свободе, но в течение года она не должна совершить ничего противозаконного.

Наверх

Logo PV

 © 2009-2022 Принеманские вести. Все права защищены. 
Полное или частичное использование материалов газеты и сайта допускается только с разрешения редакции.

Яндекс.Метрика

Принеманские вести. 2019

Войти на сайт через социальные сети.